загрузка...

Снегурочка, не прыгай через костер!

Обсудить статью на форуме

Леонид Некин "Тропинка к гениальности"

Вот и подошло к концу лето. Через несколько дней мой второй сын, Матвей, пойдет в первый класс. Самое время задаться вопросами:
— А готов ли мой ребенок к школе? Достаточно ли он крепок духом, чтобы в мире фальшивых ценностей сохранить свое здоровье, жизнерадостность, обаяние, любопытство? Сможет ли он правильно расставить жизненные приоритеты? Сумеет ли уклониться от мощных сил социального давления, которые будут прижимать его к стандартному уровню полуинвалидности-полуневежества?
Заранее предвиденная опасность уже не так опасна. Поэтому на душе у меня спокойно. По-моему, у Матвея хорошие шансы справиться со всеми задачами, которые приготовила ему школа.
Социальное давление — понятие, конечно, абстрактное, но действует оно через вполне конкретных людей — «проводников». Этих проводников обычно легко распознать по манере, с которой они к тебе обращаются. Они присваивают себе инициативу и начинают что-то требовать. Они действительно давят. За их словами стоит формула:
— Я лучше знаю, чтo для тебя лучше, а потому — делай, как я тебе говорю.
Среди проводников социального давления есть профессионалы — это, в первую очередь, учителя и врачи, — но и любителей тоже предостаточно. Поскольку все они ведут себя так, будто пекутся исключительно о твоих же интересах, то противостоять им чрезвычайно трудно. Ты невольно оказываешься в положении малого ребенка, всю ответственность за которого взяли на себя заботливые родители. Ведь формула "Я лучше знаю, чтo для тебя лучше" — это, прежде всего, традиционная позиция родителей по отношению к детям. Разумеется, такая позиция фальшива. Как бы ни был человек умен и образован, ему не дано знать, в чем состоит благо другого человека, будь это даже его собственный ребенок.
На мой взгляд, чем меньше фальши, тем лучше. Я стараюсь не применять указанную формулу к своим детям. Более того, я приучаю их к твердости в отношениях с теми, кто ею пользуется.
Первый раз Матвею пришлось всерьез отстаивать свои интересы, когда ему было четыре года. Воспитательница в детском саду повадилась кормить его насильно. Я несколько раз просил ее не делать этого, но она неизменно отвечала:
— Что вы! Что вы! Как можно! За кого вы меня принимаете?
Тогда я провел инструктаж непосредственно с Матвеем.
— Ты имеешь полное право не есть то, что невкусно. Даже если воспитательница запихает тебе еду в рот — не жуй и не глотай, а при первой же возможности выплюнь!
— Она меня ругает, — сказал Матвей и заплакал.
— Если ты не хочешь чего-то есть, то воспитательница тебя ругает? — переспросил я.
— Да. Не пойду больше в садик!
— Ты боишься, что она тебя опять будет ругать?
— Да.
— Что же нам делать! Я так рассчитывал на то, что ты будешь ходить в садик! Скажи, а ты просил воспитательницу, чтобы она тебя не ругала?
— Нет.
— Тогда, может быть, она просто не знает, что это тебе неприятно? Знаешь что, если она еще раз станет тебя ругать, ты ей скажи: "Меня ругать нельзя — я хороший!"
И мы хорошенько отрепетировали эту фразу, чтобы она не забылась в нужный момент.
В нашей семье не употребительны категорические утверждения со словами "должен" и "надо". Когда не удается избежать позиции "Я лучше знаю", мы прибегаем к слову "нельзя". Им помечаются все действия, которые представляют угрозу для жизни и здоровья:
— Ковырять в электрической розетке нельзя!
— Выбегать на проезжую часть нельзя!
В обычном обиходе мы пользуемся, как правило, условными предложениями со словами «если», «когда», «пока не». Например, я могу сказать:
— Пока не доешь кашу, мороженого не получишь.
— Но я не хочу кашу! — следует протест.
— А никто тебя и не заставляет. Дело твое. Не хочешь — не ешь.
Больше всего мне нравится конструкция "ты можешь — но тогда".
— Ты можешь и не убирать игрушки. Но тогда это сделаю я. Я соберу все твои игрушки с пола в один большой мешок и отнесу этот мешок в подвал. Вновь увидишь ты их не скоро.
Условные предложения очень хороши для мотивации в учебе:
— Если ты выучишь это стихотворение, ты получишь "киндер-сюрприз".
— Когда ты сам проплывешь весь бассейн от бортика до бортика, я тебе куплю десять шоколадок.
Мне приходилось слышать мнение, будто подобный «подкуп» портит детей. Дети, мол, в скором времени будут отказываться вообще что-либо делать, если им не посулить какой-либо платы. На мой взгляд, страх пред таким развитием событий — это пережиток коммунистической идеологии, целью которой было побудить граждан к бескорыстному труду. Я не вижу ничего плохого в том, что ребенок за свой труд будет требовать вознаграждения. Это правильная жизненная ориентация, соответствующая духу времени.
Разумеется, у детского труда есть свои особенности. Обещая ребенку награду, я сразу делаю оговорку:
— Но учти: жизнь со временем будет становиться всё суровее и суровее. Когда ты переплывешь бассейн во второй раз, то получишь за это только одну шоколадку. А для того чтобы заработать следующую шоколадку, тебе надо будет переплыть бассейн два раза подряд.
(В этой реплике категоричность слова «надо» нейтрализуется словами "для того чтобы".)
Случилось однажды и так, что я попросил старшего сына помыть посуду, а он вдруг говорит:
— А что мне за это будет?
На такой случай ответ у меня был давно заготовлен:
— А мы с мамой за это покормим тебя ужином. Ты, конечно, можешь и не мыть посуду, если уж тебе так не хочется, но тогда ужинать мы будем без тебя.
Шоколадки и прочие лакомства (а позже — карманные деньги) хороши в качестве стимула к учебе еще и вот по какой причине. Всё-таки шоколадка — не бог весть какая ценность. Ну, не получилось сегодня ее заработать — и не велика беда. Самолюбие от этого не страдает. Любовь мамы и папы от этого тоже не уменьшается. Если вдруг ребенка неожиданно охватит какой-либо творческий порыв, то он может безо всяких угрызений совести увлечься делом, которое ему по душе, и забыть про задание взрослых. И, что очень важно, ребенок не захочет заниматься учебой, когда чувствует хотя бы легкое недомогание.
Правильная дозировка учебной нагрузки — вещь очень тонкая. Она определяется не столько возрастом ребенка, сколько его сиюминутным состоянием и самочувствием. Иногда ребенок может просидеть за письменным столом много часов подряд безо всякой усталости. А в иные дни ему лучше вообще за стол не садиться. Дети теряют здоровье в школе не потому, что учебная нагрузка слишком велика, а потому, что им не позволено распределять ее, сообразуясь с внутренними ощущениями.
Когда я учил читать своих детей, я сделал одно любопытное наблюдение. На завершающем этапе обучения, когда они уже приступили к самостоятельному чтению книг, у них частенько начинали слезиться глаза. Разумеется, в таких случаях я говорил:
— Стоп! Сегодня больше никакого чтения!
Я не знаю, насколько распространено это явления. Помню только, что и у меня когда-то глаза тоже слезились. Но между мной и детьми имеется одно существенное отличие. У моих детей это происходило в пятилетнем возрасте. Им не надо было ходить в школу, и рядом был папа, который говорил: "Стоп!" Я же учился читать уже будучи школьником. Мне было восемь лет. Домашние задания я должен был делать в обязательном порядке. Когда я жаловался родителям, что у меня слезятся глаза, они только разводили руками. Не приходится удивляться, что в скором времени мне прописали очки.
Поэтому я говорю детям со всей категоричностью:
— Если глаза слезятся или чешутся, если голова хоть немного побаливает или просто тяжелая, если ты чувствуешь себя как-то не так, — то читать, писать, и, вообще, заниматься чем бы то ни было за письменным столом НЕЛЬЗЯ! Если же ты поймаешь себя на том, что тебе хочется потянуться, размяться, то немедленно выходи из-за стола — и вперед на спортивный комплекс!
Я стремлюсь с уважением относиться ко всем детским чувствам хотения, даже когда не считаю нужным их удовлетворять.
Ребенок заявляет:
— Я хочу!
Я отзываюсь:
— Замечательно! Мне нравится, что ты знаешь, чего ты хочешь. Но как ты думаешь: есть ли у тебя сейчас возможность свое желание осуществить?
Ребенок говорит:
— Я не хочу!
Я отвечаю:
— Чудесно! Что ты можешь сейчас сделать, чтобы избежать того, чего ты не хочешь?
Это — дежурный способ реагирования на детское "хочу — не хочу". Когда у меня есть время и вдохновение, диалог получается более развернутым:
— Не хочу идти с тобой за руку! Я пойду домой один! Я большой!
— Вот как! Ну, что ж, ты прав. Я нисколько не сомневаюсь, что ты и без моей помощи можешь сам перейти через дорогу. Но всё дело в том, что твой папочка — немножечко псих ненормальный. Я всё равно за тебя боюсь. Мне будет очень скверно на душе, если я отпущу тебя одного. И поскольку решения пока еще принимаю я, то решаю я так: ты идешь со мной за руку. Ты же знаешь: я больше и сильнее тебя. Я могу, если захочу, отшлепать тебя, не дать тебе кушать или устроить тебе еще какую-нибудь неприятность. Так что со мной лучше не ссориться. Когда-нибудь всё будет по-другому. Ты вырастешь и станешь больше и сильнее своего папочки. Вот тогда все решения будешь принимать ты сам. А сейчас — ну-ка, давай сюда руку.
Подход к воспитанию, изложенный в последней реплике, нравится мне тем, что он абсолютно честный. Мне не надо притворяться, будто я всегда бываю мудр и справедлив. Когда я вижу, что оказался неправ, я охотно готов в этом признаться:
— Да-а, выходит, я зря погорячился: тебе досталось от меня совершенно незаслуженно.
Не претендуя на моральное совершенство, я предоставляю ребенку самому судить о том, что такое хорошо и что такое плохо. Он ясно видит подлинные рычаги родительской власти и знает, что его зависимое положение будет продолжаться не вечно. И, как я надеюсь, он сознает, что другие взрослые, какими бы грозными они ни казались, никакой власти над ним, в сущности, не имеют.
…Через несколько дней мой второй сын, Матвей, пойдет в первый класс. Интересно, как он приживется в новой среде? Напутствие ему я уже придумал:
— Ты идешь в школу, сынок, не для того, чтобы учить там математику или физику. Это всё книжные знания, и им можно выучиться по книжкам, самому. Однако есть нечто, чему невозможно научиться, оставаясь сидеть дома. Это нечто заключается в том, как достойно жить в этом безумном, нелепом мире. В школе безумие и нелепость будут встречаться тебе на каждом шагу. Учись не попадать под их влияние!

Леонид Некин 28.08.2004

Обсудить статью на форуме


Смотрите также: Чувство некомпетентности у молодой мамы
загрузка...


Комментарии посетителей сайта:


Нет комментариев к этой статье, предлагаем Вам обсудить данную статью при помощи формы, расположенной ниже. Выразите свое мнение, написав отзыв о прочитанном на этой странице. Спасибо.

Ваше имя:
Комментарий:

Сколько будет четыре умножить на четыре?

Введите ответ на контрольный вопрос:

  


Использование материалов сайта http://www.razumniki.ru без письменного разрешения редакции и авторов запрещено.
2006-2014 © " Раннее развитие детей - www.razumniki.ru "