загрузка...

ДУБ И ТРОСТЬ

С Тростинкой Дуб однажды в речь вошел.
"Поистине, роптать ты вправе на природу, —
Сказал он, — воробей, и тот тебе тяжел.
Чуть легкий ветерок подернет рябью воду,
Ты зашатаешься, начнешь слабеть
И так нагнешься сиротливо,
Что жалко на тебя смотреть.
Меж тем, как, наравне с Кавказом, горделиво,
Не только солнца я препятствую лучам,
Но, посмеваяся я вихрям и грозам,
Стою и тверд и прям,
Как будто б огражден ненарушимым миром:
Тебе все бурей — мне все кажется зефиром.
Хотя б уж ты в окружности росла,
Густою тению ветвей моих покрытой,
От непогод бы я быть мог тебе защитой;
Но вам в удел природа отвела
Брега бурливого Эолова владенья:
Конечно, нет совсем у ней о вас раденья". —
"Ты очень жалостлив, — сказала Трость в ответ, —
Однако не крушись: мне столько худа нет.
Не за себя я вихрей опасаюсь;
Хоть я и гнусь, но не ломаюсь:
Так бури мало мне вредят;
Едва ль не более тебе они грозят!
То правда, что еще доселе их свирепость
Твою не одолела крепость
И от ударов их ты не склонял лица;
Но — подождем конца!"
Едва лишь это Трость сказала,
Вдруг мчится с северных сторон
И с градом, и с дождем шумящий аквилон.
Дуб держится, — к земле Тростиночка припала.
Бушует ветр, удвоил силы он,
Взревел — и вырвал с корнем вон
Того, кто небесам главой своей касался
И в области теней пятою упирался.

Одна из первых басен Крылова. Сюжет басни восходит к Лафонтену ("Дуб и Тростник"), а от него — Эзопу ("Тростник и Слива"). Басня была передана И.И. Дмитриевым в журнал "Московский зритель", где и была напечатана. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской) усмотрел в басне этическое предупреждение всякому временному и внешнему человеческому величию ("Сокровенный Крылов". — В кн.: Архиепископ Иоанн (Шаховской). К истории русской интеллигенции. Нью-Йорк, 1975. С. 236). С.Н. Глинка передал следующий свой разговор с Крыловым: "Знаете ли вы, что Лафонтен, и Дмитриев, и вы упустили самую разительную или, как нынче говорят, гениальную черту в басне Эзопа "Дуб и Трость"?" — "Как это?" — спросил Иван Андреевич. "А вот как, — отвечал я. — В падении дуба Эзоп представил падение гордыйи, спеси, презорства; в торжестве тросточки торжество красоты, скромности, смирения. Лафонтен почти пиитическою трубою передал эту басню. У него дуб простонал. Прекрасно рассказана эта басня и у Дмитриева и у вас. Но дуб только пал. Спесь, падая тихомолком, в удалении от зрителей, кое-как утешится. Но что Дуб пал к ногам смиренной тросточки, вот что больно спеси и гордыне". Крылов привстал, подал мне трубку и сел. Я закурил и продолжал: "Лафонтен правду сказал, что Эзоповы басни драма в ста действиях. Он вывел в них всю природу от кедра до иссопа. И в них каждый в чем-нибудь себя узнает и что-нибудь найдет для себя. Я говорю это о сущности вымыслов; но в поэзии и Лафонтен, и Дмитриев, и вы победители. У вас, Иван Андреевич, в баснях своя жизнь, свое неотъемлемое достоинство. Заметили, и я повторяю, что вы всем действователям ваших басен передали во всем самобытность русскую. (...) Жизнь ваших басен — в русском слове и в вашей поэзии".

Зефир — бог западного ветра (греч. миф.); здесь — западный теплый и ласковый ветер. Эол — мифический родоначальник греческого племени Эолян; здесь — повелитель ветров, властитель острова Эолин, на котором нашел приют Одиссей во время своих странствий (греч. миф.); иносказательно — ветер. Область теней — имеется в виду подземный мир, царство мертвых.


Смотрите также: Обезьяны
загрузка...


Комментарии посетителей сайта:

тросник (13:47:38 16/02/2014):
и сгинул ветер, утихли стоны и дуб лежал, иссохнуть обреченный, однако радостный он оттого что пал на тростиночку и ее поломал

Ваше имя:
Комментарий:

Сколько будет три умножить на два?

Введите ответ на контрольный вопрос:

  


Использование материалов сайта http://www.razumniki.ru без письменного разрешения редакции и авторов запрещено.
2006-2014 © " Раннее развитие детей - www.razumniki.ru "